Интересный факт об Эйнштейне

Эйнштейн любил играть на скрипке и однажды принял участие в благотворительном концерте в Германии. Восхищённый его игрой местный журналист узнал имя «артиста» и на следующий день опубликовал в газете заметку о выступлении великого музыканта, несравненного виртуоза-скрипача, Альберта Эйнштейна. Тот сохранил эту заметку себе и с гордостью показывал её знакомым, говоря, что он на самом деле знаменитый скрипач, а не учёный.

О знаниях

Супругу Альберта Эйнштейна однажды спросили:

— Вы знаете теорию относительности Эйнштейна?

— Не очень, — призналась она. — Зато никто в мире лучше меня не знает самого Эйнштейна.

Эйнштейн и Эйслер

Эйнштейн и композитор Ганс Эйслер как-то оказались вместе в одной компании. Хозяева знали, что Эйнштейн хорошо играет на скрипке, и попросили его сыграть вместе с Эйслером. Композитор согласился, Эйнштейн настроил свою скрипку, но… ничего из этого не получилось. Сколько раз Эйслер не начинал играть вступление, Эйнштейн никак не мог попасть в такт. Эйслер встал из-за рояля и сказал:

«Я не понимаю, почему весь мир считает великим человека, не умеющего считать до трёх!»

Мнение супруги

Жену Эйнштейна как-то спросили, что она думает о своём муже.

Она ответила: «Мой муж гений! Он умеет делать абсолютно всё, кроме денег!»…

Кто делает великие открытия?

Однажды на лекции Эйнштейна спросили, как делаются великие открытия. Он ненадолго задумался и ответил:

«Допустим, что все образованные люди знают, что что-то невозможно сделать. Однако находится один невежда, который этого не знает. Он-то и делает открытие!».

Эйнштейн в гостях

Когда Эйнштейн был в гостях у супругов Кюри, он заметил, сидя в гостиной, что из почтительности на соседние с ним кресла никто не садится. Тогда он обратился к хозяину Жолио-Кюри:

«Сядьте около меня, Фредерик! А то мне кажется, что я присутствую на заседании Прусской академии наук!».

Эйнштейн и Эдисон

Эдисон однажды пожаловался Эйнштейну, что никак не может найти себе помощника. Эйнштейн поинтересовался, как он определяет их пригодность. В ответ Эдисон показал ему несколько листов с вопросами. Эйнштейн стал их читать:

«Сколько миль от Нью-Йорка до Чикаго?» — и ответил:

«Надо заглянуть в железнодорожный справочник».

Он прочёл следующий вопрос: «Из чего делают нержавеющую сталь?» — и ответил:

«Это можно узнать в справочнике по металловедению».

Быстро просмотрев остальные вопросы, Эйнштейн отложил листки и сказал:

«Не дожидаясь отказа, снимаю свою кандидатуру сам».

Время и вечность

Американская журналистка, некая мисс Томпсон брала интервью у Эйнштейна:

«В чём разница между временем и вечностью?»

Эйнштейн ответил:

«Если бы у меня было время, чтобы объяснить разницу между этими понятиями, то прошла бы вечность, прежде чем вы бы её поняли».

О профессиях

Однажды Альберт Эйнштейн и знаменитый виолончелист Григорий Пятигорский вместе выступали в благотворительном концерте. В публике сидел один молодой журналист, которому предстояло написать отчет о концерте. Он обратился с вопросом к одной из слушательниц:

— Простите, Пятигорского мы все знаем, ну, а этот Эйнштейн, который выступает сегодня…

— Боже мой, да неужели вы не знаете, это же великий Эйнштейн!

— Да, конечно, благодарю, — смутился журналист и принялся что-то строчить в блокноте.

На следующий день в газете появился отчет о выступлении Пятигорского вместе с Эйнштейном — великим музыкантом, несравненным скрипачом-виртуозом, который своей блистательной игрой затмил самого Пятигорского. Рецензия всех очень рассмешила, и особенно Эйнштейна. 0н вырезал заметку и постоянно носил ее с собой, показывал знакомым и говорил:

— Вы думаете, что я ученый? Нет, я знаменитый скрипач, вот кто я на самом деле!

Эйнштейн и королева

Однажды Эйнштейн был на приёме у короля Бельгии Альберта. После чая был небольшой любительский концерт, в котором принимала участие и королева Бельгии. После концерта Эйнштейн подошёл к королеве:

«Ваше величество, вы играли превосходно! Скажите, для чего Вам ещё профессия королевы?»

О великих мыслях

Один бойкий журналист, держа в руках записную книжку и карандаш, спросил Эйнштейна:

«Есть ли у вас блокнот или записная книжка, куда вы записываете свои великие мысли?»

Эйнштейн посмотрел на него и сказал:

«Молодой человек! По-настоящему великие мысли приходят в голову так редко, что их нетрудно и запомнить».

О телефонных номерах

Одна знакомая дама просила Эйнштейна позвонить ей, но предупредила, что номер её телефона очень сложно запомнить:»24-361. Запомнили? Повторите!»

Эйнштейн удивился:

«Конечно, запомнил! Две дюжины, и 19 в квадрате!».

Эйнштейн и Чаплин

Эйнштейн обожал фильмы Чарли Чаплина и с большой симпатией относился как к нему, так и к его трогательным персонажам. Однажды он послал Чаплину телеграмму:

«Ваш фильм «Золотая лихорадка» понятен всем в мире, и я уверен, что Вы станете великим человеком! Эйнштейн».

Чаплин ответил:

«Я вами восхищаюсь ещё больше. Вашу теорию относительности не понимает никто в мире, но Вы всё-таки стали великим человеком! Чаплин».

Эйнштейн и дождь

Когда Эйнштейн был однажды в гостях, на улице начался дождь. Уходящему учёному хозяева предложили шляпу, но тот отказался:

«Зачем мне шляпа? Я знал, что будет дождь, и потому не взял свою шляпу. Ведь очевидно, что шляпа будет сохнуть намного дольше, чем мои волосы».

«Коллеги»

Однажды Эйнштейн шёл по коридору Принстона, а навстречу ему — молодой и о-очень малоталантливый физик. Поравнявшись с Эйнтейном, он фамильярно хлопнул его по плечу и покровительственно спросил:

— Ну как дела, коллега?

— Коллега? — удивлённо переспросил Эйнштейн. — Неужели Вы тоже больны ревматизмом?

Присуждение премии

Летом 1909 года в честь своего 350-летия Женевский университет, основанный ещё Кальвином, присудил более ста почетных докторских степеней. Одна из них была предназначена служащему Швейцарского патентного бюро в Берне — Альберту Эйнштейну.

Когда Эйнштейн получил большой конверт, в который был вложен лист великолепной бумаги, заполненный каким-то колоритным текстом на непонятном языке, он решил, что это латынь (на самом деле это был французский), притом получателем значился некий Тинштейн, и наш герой отправил бумагу в мусорную корзину.

Позже он узнал, что это было приглашение на кальвиновские торжества и извещение о присуждении степени почетного доктора Женевского университета.

Так как Эйнштейн не ответил на приглашение, то власти университета обратились к другу Эйнштейна Люсьену Шавану, который и смог убедить Эйнштейна приехать в Женеву. Но Эйнштейн еще ничего не знал о цели своей поездки и прибыл в Женеву в соломенной шляпе и повседневном пиджаке, в которых ему и пришлось участвовать в академической процессии.

Вот что говорит сам Эйнштейн об этом случае:

«Празднование закончилось самым обильным пиршеством из всех, на которых мне доводилось бывать. Я спросил одного из женевских «отцов города», с которым сидел рядом:

«Знаете ли вы, что сделал бы Кальвин, будь он здесь?»

Сосед полюбопытствовал — что же именно? Тогда я ответил:

«Он устроил бы пожар и сжег нас всех за грех обжорства!».

Мой собеседник не издал ни звука, и на этом обрываются мои воспоминания о достославном праздновании…».

Дедушка, учите арифметику!

Однажды, зайдя в берлинский трамвай, Эйнштейн по привычке углубился в чтение. Потом, не глядя на кондуктора, вынул из кармана заранее отсчитанные на билет деньги.

— Здесь не хватает, — сказал кондуктор.

— Не может быть, — ответил ученый, не отрываясь от книжки.

— А я вам говорю — не хватает.

Эйнштейн еще раз покачал головой, дескать, такого не может быть. Кондуктор возмутился:

— Тогда считайте, вот — 15 пфеннигов. Так что не хватает еще пяти.

Эйнштейн пошарил рукой в кармане и действительно нашел нужную монету. Ему стало неловко, но кондуктор, улыбаясь, сказал:

— Ничего, дедушка, просто нужно выучить арифметику.

Хорошо, что не все так живут…

В 1898 году Эйнштейн писал своей сестре Майе:

«Мне приходится много работать, но все же не чересчур много. Время от времени удается выкроить часок и побездельничать в живописных окрестностях Цюриха… Если бы все жили, как я, не было бы приключенческих романов…»

Рассеянность Эйнштейна

Однажды Эйнштейн в задумчивости шёл по улице и встретил своего приятеля. Он пригласил его к себе домой:

«Приходите ко мне вечером, у меня будет профессор Стимсон».

Приятель удивился:

«Но я ведь и есть Стимсон!»

Эйнштейн возразил:

«Это не важно — всё равно приходите».

Достаточно огрызка

Энштейн был знаменит тем, что иногда делал записи на всём что попадалось ему под руку (чтобы по том не упустить мысль). Как-то его с супругой пригласили на открытие нового астрономического телескопа. После открытия им устроили небольшую экскурсию. Гид, который сопровождал их, указывая на телескоп, заявил: С помощью этого прибора мы открываем тайны вселенной, на что супруга Энштейна тут же заметила:

— Странно, а моему мужу для этого достаточно огрызка карандаша и клочка бумаги…

Трудности докладчика

Однажды Эйнштейн делал доклад на одной напряжённой научной конференции. По окончании конференции устроители спросили учёного, какой из моментов конференции оказался для него самым трудным.

Эйнштейн ответил:

«Самая большая трудность заключалась в том, чтобы разбудить аудиторию, заснувшую после выступления председателя, представлявшего меня слушателям».

Protzenecke

В конце 1936 года Бернское научное общество прислало Эйнштейну почетный диплом. Когда Эйнштейн получил этот документ, он воскликнул:

«Его я непременно вставлю в рамку и повешу на стене — ведь они долго насмехались надо мной и моими идеями».

Надо отметить, что Эйнштейн получал множество различных дипломов, но не один он так и не вставил в раму и не повесил на стену, а складывал их в дальний угол, который называл «уголком тщеславия» («Protzenecke»).

Популярность

Свою общую теорию относительности Эйнштейн завершил в 1915 году, но мировая известность пришла к нему только в 1919 году, когда после обработки данных наблюдений солнечного затмения, Артур Эддингтон и другие английские ученые подтвердили предсказанный теорией эффект отклонения световых лучей в гравитационном поле.

Никого тогда не волновал, да и сейчас мало кого интересует, тот факт, что этот эффект был подтвержден только качественно, а количественные оценки смещения светового луча почти на порядок отличаются от предсказанных теорией. Дело было в новизне открытия самого эффекта.

Сам же Эйнштейн отнесся к всемирной славе довольно спокойно и в рождественской открытке своему другу Генриху Зангеру писал:

«Слава делает меня все глупее и глупее, что, впрочем, вполне обычно. Существует громадный разрыв между тем, что человек собою представляет, и тем, что другие о нем думают или, по крайней мере, говорят вслух. Но все это нужно принимать беззлобно»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *